Примечание к книге 8

       1. Храм Христа на Халке - надвратная часовня, построенная Романом I. Цимисхий поместил там вывезенные с Востока христианские реликвии (ср. X, 4), впоследствии был в нем похоронен (Жанен. 1953, 544).
       2. Храм Богородицы во Влахернах - один из наиболее почитаемых храмов в Константинополе (Жанен. 1950, 169-179). Влахерны - северо-западная часть столицы.
       3. Влахернский дворец был тогда еще не очень популярен. Резиденцией императоров он стал лишь с конца XI в, (Жанен. 1950, 124-128; 303-304).
       4. Имеется в виду не пролив Босфор, а место разгрузки судов, пристань залива Золотой Рог. Теперь там главный вокзал Стамбула.
       5. Речь идет о побережье в районе Влахерн, где располагались пристани (Жанен. 1950, 225-227). Деревянный мост через Золотой Рог соединял 14-й район с противоположным берегом; именно на этот мост и смотрел Цимисхий с высоты Влахернского храма (Там же. 232). Река, о которой пишет Лев, - Барбисс (совр. Кагитане Су) впадает в Золотой Рог.
       6. Монерия - судно с одним рядом весел. Термин начал употребляться с IX в. вместо обобщающего - дромон (Арвейлер. 1966, 383, 413). Слово "галея" впервые появляется в "Тактике" Льва; означает быстроходное судно, использовавшееся для разведки и патрулирования (Кахане. 1958,428-439).
       7. Весь пассаж о Фисоне отражает шедшие в Византии церковно-"географические" споры. Согласно Библии, из рая вытекало четыре реки (Бытие. II, 10-14); существовало несколько версий того, какой реальной реке соответствовал библейский Фисон - Инду, Гангу или Дунаю (Поповиh.. 1936). Колеблется в этом вопросе и Лев Диакон; его рассказ близок к анонимному сочинению "О четырех реках рая" (1056-1057): и там, и здесь Фисон скрывается под землю; и там и здесь он впадает в Понт пятью рукавами. Смарагдом Лев по античной традиции называет "зеленый камень" Библии.
       8. Миф об основании Орестом Орестиады - Адрианополя - есть у Страбона (VII, 7, 8).
       9. Адриан был римским императором в 117-134 гг. Город был им перестроен в 125 г. Под "скифами", скорее всего, подразумеваются сарматы.
       10. Легенда об основании города Орестом приводится и у Элия Лампридия, добавляющего, что Адриан в построенном Орестом святилище Дианы излечился от безумия и за это украсил город (Жизнеописание Адриана. 228). Почти то же самое, что и Лев, сообщает об Адрианополе Продолжатель Феофана (387).
       11. Клисура - ущелье, защищаемое особым гарнизоном под руководством кли-сурарха. Цимисхий шел к Преславе через клисуру Сидера, совр. Ришкийский проход (Тыпкова-Заимова. 1958, 60-61).
       12. Пасха в 971 г. приходилась на 16 апреля (Грюмель. 1958, 310). Переход через клисуры совершался в страстную неделю с 9 по 12 апреля.
       13. Император Лев VI (Новелла ЫУ) законодательно запретил работать по воскресеньям. Роман Лакапин в одном из писем к Симеону Болгарскому специально указывает на пасху как на время мира.
       14. Преслава (юго-западнее совр. Шумена) - столица Болгарского царства, перенесенная Симеоном из Плиски в 893 г. Мощная крепость, крупный центр ремесла и металлургии.
       15. Метафора восходит еще к Гомеру (Ил. X, 173). Встречается у Геродота (VI, 11), Прокопия (I, 24, 28) и др.
       16. Как видим, император апеллирует к гражданскому сознанию подданнмх' а не к их лояльности по отношению лично к нему (Бекк. 1975, 399-400).
       17. Скилица (295) дает другие цифры - 5 тыс. пеших и 4 тыс. всадников.
       18. Весь отрывок представляет собой подражание Агафию.
       19. Неподготовленность русских к войне можно объяснить тем, что в 970 г. Святослав заключил с Византией перемирие (Сахаров. 1982, 155), нарушенное Цимисхием. .
       20. О "шедших против него (Цимисхия) под прикрытием своих щитов" упоминает и Асохик (128). В поэме "Искандер-Намэ" также говорится, что русские воевали, "щитом прикасаясь к щиту". Продолговатые щиты они сменили на круглые во второй половине Х в. (Кирпичников. 1971, 33-37). 21 В 970 г. русские привлекли на помощь венгерскую и печенежскую конницу, но к 971 г. они остались без этих союзников. Хотя всадники Святослава и уступали византийцам, они не были столь беспомощны в седле, как это трижды в разных местах подчеркивает Лев Диакон: археологические данные показывают, что конница на Руси в Х в. существовала (Кирпичников. 1973, 5; 25).
       22. Скилица (296) называет ту же цифру, но не погибших, а участвовавших в сражении росов.
       23. Лев Диакон верно сообщает, что Святослава не было в Преславе. У Скилицы же (295-296) говорится, что Святослав был там и ободрял русских.} , Здесь Скилица явно ошибся: продолжая повествование, он сам пишет: "Святослав, узнав о падении Преславы..." (298).
       24. Следующий день - это 13 апреля 971 г. Четверг у византийцев считался пятым днем недели: первым было воскресенье. Д. Попов (83) ошибочно перевел "четверг" как "пятница" (то же см.: Чертков. 1843, 64; 196).
       25. Сфенкела (у Скилицы, 296 - Сфангел, в некоторых рукописях - Сфагелл) по сходству имен историки отождествляли со Свенельдом русской летописи. который был наиболее близок к Святославу. Однако Сфенкел был убит, тогда как Свенельд пережил Святослава (см.: Гедеонов. 1876, 235-238).
       26. Как показали археологические раскопки, высота внешней стены Преславы . составляла 3,35 м. По гребню ее шла платформа с частоколом (Лисицов. 1974, 34-35).
       27. Феодосии Месоникт участвовал в 989 г. в мятеже Варды Фоки. В 1040 г. ослеплен за участие в заговоре (Скилица. 338, 412).
       28. Ширина южных ворот (в юго-восточном углу стены), через которые византийцы проникли в город, - 3,5-4 м. С южной и западной стороны стена огибала холм Зыбуите, с восточной шла по берегу реки Тичи, с северной представляла собой прямую линию. Общая площадь города составляла 3,5 км (Овчаров. 1982. 100-120).
       29. Скилица (297) рассказывает, что ромеи, догоняя бегущих скифов, убивала их, "а женщин и детей порабощали". Отсюда явствует, что массы защитников города были из местных жителей.
       30. Сыновья царя Петра Борис и Роман находились долгое время в Константинополе в качестве заложников; однако после смерти или пострига Петра они были отпущены в Болгарию - византийцы рассчитывали, что царевичи возглавят проимперскую партию. Святослав также стремился привлечь Бориса на свою сторону: судя по тому, что молодой царь был захвачен вне цитадели, он пользовался свободой передвижения в занятом русскими Преславе, продолжал носить корону, имел казну (Мутафчиев. 1931, 78-80).
       31. Употреблено странное сочетание "*** - владыка булгар". Это единственное место, где Лев называет болгар их собственным именем: можно предполагать, что перед нами точная цитата из речи, с которой Цимисхий обратился к Борису. Подробно об этом: Иванов. 1982.
       32. Толщина стен преславской цитадели колебалась от 2 до 2,25 м. Ворота были расположены с северной и южной стороны (Лисицов. 1974, 35).
       33. Видимо, среди верхушки болгарского общества существовали разные политические течения (см.: Тихомиров, 1947; Карышковский. 1951; 1952; 1953: 1955). Что же касается Святослава, то он вряд ли сознательно руководствовался стремлением помочь болгарскому народу в борьбе против социального гнета: иначе его отношение к царю Борису было бы другим.
       34. Первым "стратигом Фракии и Иоаннополя" был назначен протоспафарий Лев Саракенопул (Карданов. 1982, 32).
       35. Константин I Великий, легализовавший христианство, стал героем многих христианских легенд. В частности, легендарный характер имеет и сообщение о постройке им Дористола (см. примеч. 13, кн. V). Впрочем, например, Псевдо-Кодин приписывает ему основание уже не только Дористола, но и Плиски, и Преславы (Кодин. 23). Отметим, что многие христианские мученики потерпели во времена гонений именно в Дористоле, который, стала быть, существовал до Константина, и это не могло не быть известно придворному диакону Льву. Но жанр светской истории ставил занятный анекдот выше сакрального предания.
       36. По преданию Константин увидел на небе крест со словами "сим победиши" в канун битвы при Красных скалах 27 октября 312 г., решившей исход гражданской войны, и это якобы сыграло главную роль в его обращении в христианство. Однако эта легенда имеет множество версий - крест появлялся в разное время суток, в разные годы, в разных местах. Лев Диакон, сам того, видимо, не сознавая, следует за еретической, арианской традицией в ущерб официальной церковно-исторической традиции, шедшей от Евсевия. Ариане стремились в один ряд с Константином поставить его сына Констанция, покровителя арианства, и приписывали ему видение креста перед битвой с Магненцием, происшедшей при Мурса, в Иллирике. Путаница в легендах об отце и сыне и дала гибридную версию (Грегуарг Оржельс. 1956, 132-133), которую мы находим у Льва. Версия ночного знамения - также арианская, она идет от Филосторгия (Биде. 1935, 408- 409; 424; Грегуар, Оржельс. 1956, 145). Сочинения арианских писателей пользовались большей популярностью, чем Евсевий, и далекий их отголосок у Льва Диакона - лучшее тому подтверждение.
       37. Скорее всего, речь идет о вторжении готов на Балканы в 323 г. (Раппапорт. 1899, 110-112). В этом сообщении Лев Диакон опирается на агиографический памятник "Страсти св. Иоанна и Павла". Во-первых, Лев явно локализует победу Константина на берегу Дуная, между тем как в 323 г. готы были разбиты гораздо южнее, - точно так же и автор "Страстей" (Грегуар, Оржельс. 1956, 136) путает события 323 г. с событиями 332 г., когда император совершил экспедицию на Дунай. Во-вторых, и Лев, и автор "Страстей" называют готов скифами (Там же. 137; 146),. Наконец, и "Страсти", и разбираемый пассаж Льва Диакона лежат в русле арианской традиции.
       38. Плиска - первая столица Болгарии, центр крупного строительства и ремесла с земледельческо-скотоводческой окраиной (Лишев. 1970, 27-31).
       39. Диния находилась между Преславой и Плиской. Это был многолюдный город, центр виноградарства. В настоящее время село Смядово (Аишев. 1970, 58) или, что вероятнее, село Войвода в 8 км от Плиски (Милчев-Дамянов. 1972).
       40. Скилица (301) также сообщает, что ряд городов направили к Цимисхию послов с изъявлением покорности. Это показывает, что в болгарских городах влияние византинофильской знати имело некоторую опору в ремесленных и торговых кругах. Согласно Скилице (301), перешел на сторону Цимисхия и город Констанция; Станеску (1971, 12) считает, что это - Констанца на берегу Черного моря, Васильевский же (1910, 211) идентифицировал Констанцу с одним из задунайских городов.
       41. По русской летописи, у Святослава было лишь 10 тыс., что более вероятно. Однако следует отметить, что приводимые здесь Львом Диаконом цифры все же правдоподобнее как фантастических подсчетов Скилицы, так и собственных его выкладок в начале "Истории".
       42. Римляне называли свою колонию Durostorum, византийцы транскрибировали его как *** (см. выше примеч. 13, кн. V), а славяне назвали его Драстар, отправляясь от фракийского названия Драстра, сообщенного им местным населением (Романски. 1933, 657). Греческое название "***" представляющее собой транскрипцию славянского "дръстра" (форма родительного падежа), впервые встречается в эпоху Льва VI. Славянское имя города распространилось среди византийцев в период симеоновых войн, когда он играл большую стратегическую роль, и настолько утвердилось, что использование классической номенклатуры требовало оговорки, что мы и видим у Льва Диакона (Силистра. 1927, 112-113; Цанкова-Петкова. 1970, 224-231).
       43. Этот бой в предместьях Доростола происходил, по Скилице (300), 23 апреля, когда праздновали день св. Георгия. Следовательно, от Преславы, которую Цимисхий покинул после пасхи, до Доростола он был в пути около недели. Видимо, нигде ни со стороны росов, ни со стороны болгар Цимисхий не встречал сопротивления, иначе он не смог бы пройти это расстояние столь быстро.